?

Log in

No account? Create an account
7.04.2018. Гинтарас Лунскис и Казимерас Юрайтис в ТВ-студии "Пресс-джаз" комментируют интервью с экс-генералом США Беном Ходжесом в Литве.



– Ты спрашиваешь – для чего прибывает какой-то отставной генерал?  
– Нет, так раньше должен был еще круче приехать, в марте должен был приехать Карпентер, профессоришка какого-то университетика. И объяснял всему Сейму, как надо свергнуть президента, если тот начнет разговаривать с Россией. А теперь Трамп сказал, что только самый глупый из дураков может не разговаривать с Россией. Так я понимаю – Трамп сказал, по стратегической линии, что должны разговаривать, только самый глупый из дураков может не разговаривать.
– Погоди, Казимерас, не спеши. Во-первых, нам надо иметь объективный взгляд, почувствовать американский взгляд на Литву, вот таких вот номенклатурных, истэблишментских, хоть и в запасе. У американцев около 900 военных баз. И какое важное значение имеет Литва, чтобы успеть объехать все базы? Наверное, им кто-то из каких-то фондов-фондиков платит, тому, так называемому генералу, Как я помню, хоть и не имею очень хорошей эрудиции, но помню, он был очень неудачливым, все сражения, бои были очень сомнительные. Так чего он сюда прибыл?
– Ну, как папуасы должны жить… Он прибыл в колонию.
– Ну, он – гастролирующий генерал, и он теперь пояснит.
– Я немного иначе думаю. Бывших затем посылают, чтобы потом нельзя было обвинить, что официально Америка остаётся. Поэтому всяких таких бывших, в отставке. И они могут болтать, что хотят. Что на самом деле надо свергнуть.      
– Я с тобой, Казимерас, тут не очень-то соглашусь, потому что американцам полностью наплевать, они ни с кем абсолютно не считаются, они не считаются с такими государствами, как Россия, Бразилия, Китай. А чтобы тут фильтровали базар, говоря жаргоном, в маленькой Литве… Это гастролирующий генерал. Неразборчивый брехун. По-моему. Ну, посмотрим, что он тут говорит.  А вот Макарайтите, так она вообще-то умная женщина. Но когда мы употребляем слово «умный», оно не обязательно означает «мудрый». Так вот она свой интеллект…Посмотри, глаза какие безумные. Ну реально, одержимая.
Ну, может, такие и должны быть.
– Ну ты представь – за столом сидеть с такой вот женщиной, с таким лицом и такими глазами. Что бы ты о ней думал? Нужно держаться на безопасном от неё расстоянии. Но тут есть еще один нюанс. Это, типа, новости, информация, мнение. Но всё это – внушение, внушение! Говорить такими интонациями, с такими вот гримасами. В советское время все дикторы говорили абсолютно нейтральными интонациями.
– Да, они не старались влиять на слушателя. Через эмоции, через чувства. А тут – нейролингвистическое программирование. ...
– Может, останови. Не знаю, какое слово тут подобрать. Бред, чушь. Холодная война. Кто её объявил? – Ну, по сути, после 56-го года, после того, как Сталин начал золотой рубль… 
– Может, раньше? Речь Черчилля в Фултоне. Он там практически и объявил холодную войну России.
– Потом официально объявили.
– Ну вот так и произошло. Посмотри, как у них звучит: говорит, что никогда не заканчивалась.
– Но не русские же начали!
– Реально, оказывается, он же ясно говорит, оказалось, что эта война не заканчивалась. А они уже медали раздали в Америке. Если бы подготовились к передаче, тут у нас экспромт. Но кому любопытно, можете посмотреть – медаль «За победу в холодной войне», понаграждали сами себя, праздновали. Как рухнул Советский Союз, так там праздновали, дурацкие парады устраивали. И они думали, что выиграли ту войну. А теперь он говорит, что не закончилась, мы, дескать, не выиграли. А с другой стороны, русские, говорит. Мы, дескать, верили, они станут нашими партнерами. Ну это просто золотая фраза. Скажи – кто партнеры Америки?
– Не важно, как они называют.  Скажи – кто партнеры Америки?
– Не, это как если бы у меня была дрессированная собака, и я говорил бы, что она мой партнер.
– Кто в Европе для них важный партнер, то можем вспомнить, как Нуланд высказалась, в её разговоре, запись есть, фак ю Европа, говорит. Она с кем-то там агрессивно разговаривала, что-то там хотели делать, она говорит - фак ю, эту Европу! А они о России – что она станет партнером. На их языке – станет еще одним вассалом, еще одной колонией, которую будут грабить американские корпорации. Вот как надо кодировать их язык.
– Колония, как я недавно подумал, неправильный термин. Так как за колонию отвечает метрополия. А мы теперь регион, за который сами и отвечаем, а они ни при чем! Сами дундуки!
– Нет, тут новая технология придумана. Раньше колония по принуждению должна была содержать своих колонизаторов. А теперь – лучший раб это тот, кто не знает о своем рабстве. Он, видишь, говорит – мы спасители, платите бабло, содержите нас. Ну, смотрим комедию дальше....
– Россия, видишь, нападает, а мы только защитная организация. Ничего, мы вот только защитили Югославию, Ливию вот только что защитили, в Афганистане… 
– Сирия, вот, теперь, куда незаконно вломились…
– Студия маразмов. Наглая, тупая, дерзкая ложь.
– Но люди, наверное, верят?
– Так люди не могут не верить. Большая часть людей не знает, как есть на самом деле. Не знают, ведь надо этим интересоваться. Следить за геополитикой, интересоваться. Что и как произошло.
– Смотри, они развивают подачу своей информации. Которая как бы информация. Вот телевидение – скажет, что это журналистика. Мы же ничего не утверждаем. Утверждает-то он, частное лицо, лжёт. Они же не лгут. А то, что в их студии – ну так каждый имеет своё мнение, демократия.  Это ты должен был бы сидеть в той студии…
– Врунократия, врунократия…  Ну, давай, посмотрим, какие еще дурошлёпства выдаст…
«– …в модернизации Россия может двигаться гораздо быстрее. Они модернизировали мощности электронной войны, которые мы запустили, находясь в Афганистане и Ираке. Есть области, в которых они имеют преимущества, и мы обязаны догнать их.
– Как вы думаете, что случилось в Солсбери? 
– Россия применила оружие массового поражения…
– Да! Но что это означает?»
– Стоп, здесь немного комментарий нужен. Смотри, генерал, типа, авторитетный человек, но ты представь – как можно такого осла, если он на самом деле так думает – ставить каким-то генералом? – Так может там нужны ослы?
– Но он не является таким ослом, ясно, что ему наплевать – как всё есть на самом деле. Понимаешь? – Тут первый раз подумал, как Макарайтите сказала – «да, да, это русские отравили».
– Ну где там, гончие ведь… 
– Посмотри, мы говорим – фантазируют там. Теперь, что касается этого случая, то никто ничего не знает. И вообще, был ли кто там отравлен.
– Абсолютно никто ничего не знает… 
– А этот Скрипаль, объелся, может, какими грибами, мало ли что там было. Может, вообще там ничего не было. Никто ничего не может знать.
– Это мне напоминает историю с «Боингом».
– Тем более, сколько ни притягивай, никак не можешь сказать, что это сделала Россия.
– Например, меня люди спрашивают – какие книги читать, как ты отбираешь, какие читать, а какие не читать? Я говорю – я беру книгу, открываю на первом попавшемся месте, и читаю, читаю, пока не натыкаюсь на какую-нибудь глупость. Ага, ну, еще посмотрю – какого масштаба глупость, потом толерантно еще открываю страницу – еще одна глупость, ну, фактически книгу можно выбросить в мусорку, но всё же, из толерантности, из уважения к автору, ну, давай, еще открываю, и вижу – третья глупость.
– Ну. А сколько мы тут слышали… 
– А тут сплошная глупость. Видишь, по этому разговору, знаешь, как говорят, была презумпция невиновности, а тут само собой, презумпция виновности, но эта презумпция виновности ничем не подкреплена. Абсолютно!
– У меня теперь, знаешь, какая мысль возникла? Вот сколько раз сказали правду? А всё остальное – наоборот.
– Пару раз сказали правду, что русские их обогнали в электронике, безвозвратно. Многие вещи… Но как-то странно… 
– А так абсолютно на 180 градусов перевернул, и всё годится!
– Но смотри, как мы должны… Смотри, я смотрю вот так, и многие люди так смотрят – ну полностью тупую нелепицу несёт, лжёт. Так зачем вообще его дальше слушать?
– Ну, так это независимое средство массовой информации.
– Нет, вот ты, как потребитель, слушатель, индивид. Ты вот смотришь – да, Россия! Уверенным таким вот тоном! Ты хоть немного смотрел на эту историю, интересовался, ну никак… Допустить – можем. Вот это и показывает, что ему полностью наплевать…
– Вот это и хотел сказать – полностью наплевать!
– Полностью! В наглую, тупо. Выглядит как ежедневная работа – лгать, вводить в заблуждение, говорить чушь. Какая реальность… Ну, еще посмотрим, что там… ...
Я не знаю – как это назвать! На самом деле, как слово – так комедия. Посмотри - международное право! Американцы! Так мы только что говорили, а теперь – его утверждение, что это русские сделали, ничего общего не имеет с международным правом!
– Слушай, а вспомнив международное право, скажем, после войны, что мы такого можем вспомнить, что Россия сделала, нарушив международное право? Ты можешь напомнить, пример? Может, я на самом деле слишком некритично смотрю. Например, американцы там бомбили и бомбили, все страны разрушают, но русские – что сделали? Ну, например, Крым, самое страшное, как они говорят… Украина. В широком смысле. Вот, Майдан, даже Савченко уже свидетельствует, что Майдан они сделали, даже сами подтверждают. Крым, снова же неоднозначно, люди голосовали на референдуме… 
– Даже люди тут ни при чем, это территория России… Так нет чего и обсуждать…
– Так всё равно спорный вопрос, даже при желании…  
– Они сделали всё, чтобы… Русские специально, демонстративно показывают, что они придерживаются международного права… Им это важно. Американцы, так называемые англосаксы, они вот такие, как этот вот. Понимаешь? Весь мир всё наблюдает.  И тогда смотрит – а с кем же тогда дела иметь? Так кого поддержать – или тех беспредельщиков, полнейших, которые вот так вот ведут себя, которые забили на все международные договора, нормы, права? А Россия, которая строго, точно держится, только никого там обвинить нельзя было бы, никак не прицепишься, это очень серьезная политика. Авторитет Путина растёт во всем мире, потому что он не занимается беспределом, а технически, аккуратно, законным образом проводит такую вот особую мировую политику.
– Знаешь, я часто удивляюсь – насколько у него хватает терпения, «партнёры, наши партнёры», так вежливо… 
– Да, потому что он стратег, он молодец, понимаешь, … не теряет человек терпения…
«– Это сигналы, которые посылает Россия.
– Как вам кажется, почему теперь, после инцидента в Солсбери, реакция Запада была такой единой? Почему, скажем, не после Крыма? Что произошло?» ...
«– Мы знаем, теперь есть еще известное доказательство – что они могут сделать в государстве-члене НАТО. Это одна часть. Полагаю, что Соединенное Королевство достойно уважения из-за быстрого отклика, который был таким убедительным, что другие страны НАТО поняли, что нет иного…»
– Ну ты видишь, наглая, наглая такая, тупоумная ложь. Похвалил за такой быстрый отклик. Ответ был быстрый, но он был совершенно беспредельский, и говорит – такой был убедительный. Он был абсолютно ни в чем не убедительным.  Вышла эта чокнутая дегенератка, начала на весь мир…
– Нет, если перевести на человеческий язык, так она как раз убедительно, они достигли такого уровня интеграции, что за сутки – двое смогли убедить всех членов альянса НАТО, что смогли придушить…
«– Как вы оцениваете связь альянса? 
– Хорошо, реакция Запада, высылка дипломатов из государств, разговоры о новых санкциях. Думаете, Путин на самом деле испугался? Но ответьте искренне, никто не знает…»
– Мне тут здорово, какими терминами они тут говорят. «А испугались ли или нет? Ответьте искренне».  А что, до этого он не искренне?
– Тут, знаешь, психологическая кла́узула, тот, кто лжет, тот очень любит говорить о лжецах, указать на ложь других. Кто бессовестный – тот говорит о совести. Я вот, не люблю бессовестных. Таким образом уверить – я вот совестливая. И Путин, испугался! Все смотрят – он испугался или не испугался? Чудовище, людоед, понимаешь… Кого бы еще тут ночью проглотить, на завтрак? Ой, не могу!
«– Высылка около 150 дипломатов было важным выражением единства и солидарности, это важно, и факт тот, что это случилось так быстро. Но это не есть средство поражения. Им было бы болезненно, если бы было направлено на два важнейших русских банка, это мгновенно вызвало бы…»
– Стоп, стоп! Вот здесь интересно. А ты знаешь русские банки, которые не управлялись бы из Америки?
Так-то да, но, понимаешь, в чем дело? Практически всё время, цель таких вот инсинуаций очень простая, американская: ограбить, обобрать кого-нибудь, понимаешь? И тут мотив тоже – конфисковать под этим предлогом, еще что-нибудь.
– Для меня вообще абсурдно звучит, как, например, Литва захватила бы шведский банк и сказать – вот ударим по литовским банкам… У нас же нет госбанка, нет.
– Он говорит как генерал, умишком не блещет, он не знает, что Центробанк России вкачивает деньги в Америку, чего доброго, Россия была бы и в плюсе, если бы там активы закрыли. 
– Между прочим, это и на пользу было бы русским. Если берут и заламывают банки. Да, правильно! Может, и неплохой план был бы…  
«– Думаю, нам надо очень серьезно обдумать чемпионат мира по футболу, это не может быть простое мероприятие, важно целиться в олигархов».
– Стоп, немного надо прокомментировать. Он признает, что нормальными средствами не может, Вот только подлостью.
– Подлостью, гадостью, мерзостью, подвохами, чемпионат по футболу! Знаешь, эмоциями на людей.
Америка, как она в большой части продолжатель англосакской политики. Политика англосаксов, вот эта вот имперская, она всегда была самой подлейшей, самой вероломной, какой только можно быть. Самая что ни на есть предательская. Откуда взялось выражение: «Очень плохо иметь врагов-англичан. Но нет ничего хуже, как иметь англичан в качестве друзей».
– А почему вот так есть? Может, я так думаю, мы так привыкли видеть, что если улыбаешься, то улыбаешься, а если нахмурился, то злой, нахмурился. А они улыбаются вот так,… 
– А там тебе порцию «Дурачока» держат.
– И чем сильнее тебе улыбаются, тем больше ты ждёшь от них западло.
– Да, я тоже раньше говорил: «Господи, сохрани от спасения Америкой, от спасения англосаксами!» Если они пришли тебя спасать – хана тебе пришла!  
«– Но они будут знать, как обойти боль, она коснется общества, но не правителей. Думаю, чтобы сильнее ударить по Кремлю, надо целиться в три самых крупных банка. Люди должны начать думать о чемпионате мира по футболу.
– Когда мы говорим о химическом оружии, о «Новичке», он был использован невероятно легко, о чем это говорит? Что Россия где угодно в мире может применить химическое оружие? 
– Это точно сообщение, которое Россия намеревалась послать, что они могут добраться…»
«– …использовать химическое вещество, которое так просто не купишь в магазине или не сделаешь в подвале дома. Это заявление».
«– Да, как они там попали, как они там сделали – это должно было быть при поддержке государства. И это сообщение, которое они посылают. И мы можем оказать где угодно. 
– А вы верите, что они не могут везде путешествовать?
– Я бы сказал, что нет, они не могут везде путешествовать, но они хотят, чтобы люди боялись, что они могут появиться где угодно.   
– Почему вам кажется, что они могут появиться где угодно, если им удалось добраться до Англии?
– Потому что Литва, Германия. Соединенные Штаты, Соединенное Королевство, мы все работаем и совершенствуем свою оборону. Я уверен, что сразу мы научимся на этом опыте».
– Стоп! Так вот куда эти миллиарды идут! Миллиарды идут, чтобы сюда «Новичка» не завезли? Как тебе кажется?
– Ну так да, мне кажется… вообще, какого хрена он вообще сюда приперся. В Литву? Там сидят такие маркетологи, высшего уровня, пентагоновские эти, всего военного комплекса. И они должны проводить такую пропагандистскую, моральную обработку всех эти Бананустанов, чтобы следить, следить, они должны ездить и пугать. Северную Корею, Иран, а теперь вот Россию – пугать, пугать, и всё, вы тогда увеличивайте расходы… 
– Слушай. Я всё-таки думаю, ну зачем им эти расходы нужны? Например, американцам, эти наши 900 миллионов – ну просто мизер. А для нас очень болезненно. 
– Для них, понимаешь, что… Смотри, есть два серьезных аспекта. Одно дело: НАТО и все эти бюрократы там, знаешь, сколько их? Знаешь, какие зарплаты они получают? Они все прекрасно понимают, что если эта организация НАТО рухнет, то она никому не нужна. Европа хочет создавать свои вооруженные силы. НАТО управляется америкосами. И там везде в ходу откаты. Натурально! Знаешь, по какому принципу? Вот как в Узбекистане, в советское время. Гаишники собачили бабло у людей, и у нас похожее было, и теперь же было, в таможне, везде было… Тогда тот несет своему начальнику, а начальники собирают и везут в министерство.  Так и тут такой же принцип.  Если загнется НАТО, ведь они хотят отделаться от неё, чтобы иметь единые европейские силы, то те не будут иметь работу, а другое дело, американцы не хотят потерять влияние на Европу. Через НАТО они влияют на всю Европу. Она же сопротивляется, Европа давно поднимала идею объединенной армии Европы, америкосы уничтожают любым способом эту инициативу, только чтобы было НАТО. А другой непосредственный интерес – сюда свозят всякий хлам, распродают. Видел, каких танкеток навезли? Я не знаю – для кого эти танкетки, для пчеловодов, что ли?
– Но для меня наивность людей…, Например, 900 миллионов как для вооружения – это мизер, ничего не решает, но… 
– Но ты представь – 900 миллионов, где они оседают? Ясно, часть украли, всякие ландсбергистские посредники, но ведь 900 миллионов, ну пусть украдут 400 миллионов, а 500 миллионов остаются.  А тут Литва, тут Латвия, а тут Эстония. Тут вся Европа. Всем дуракам насыплют, посмотри, какие тут миллиарды. И это стабильно.
– Нет, я говорю о людях, которые молчат, ведь зарплаты, ведь денег за глаза хватило бы…
– Это другая тема. Это маразматическая сторона реальности. ...
– Сотрудничество разведок – это как Яунишкис с тем политиком сказал: «А всё, что нам партнеры велели, то всё мы и делаем!» Там отчет департамента госбезопасности, там фантастически, там такое было – всё что нам партнеры велели, то всё мы и делаем, а сами ничего не делаем…
– Понимаешь, если бы я своими глазами не видел, я бы не смог поверить, подумать, что такое может быть. Там, знаешь какого уровня? Например, позвали бы какого студента на экзамен, например, языка и литературы, и он тебе бессвязно декламировал бы «в лесу родилась ёлочка, в лесу она росла», еще и с ошибками кое-где… 
– Но мне это понравилось, очень ясность появляется. Если сами открыто называют партнерами, то не будет таких дурацких обысков, как пару лет назад, ведь это надо какую-то ответственность дурацкую на себя взять. А теперь такого не будет, беги к партнерам, а у партнеров и кадров нет…
– Ну и снова мы бред будем анализировать, чушь… Ну ладно, послушаем. Много тут еще осталось?
– Нет. Уже к концу.   
«– И после учений «Запад» тот высокий уровень должен стать нормой. Не может остаться пробелов между государствами и агентурами разведок. Во-вторых, каждый должен усматривать шире, открытыми глазами. Всё еще есть много людей, которые не убеждены, что Россия намерена предпринимать действия. Они говорят, что мы должны говорить с Россией, сотрудничать. Люди должны очень ясно понять – что такое Россия. Ясно, мы можем завязывать диалог, сотрудничать, когда Россия подчинится международным правилам. Но если нет, то мы должны быть очень серьезными.
– Вы офицер.
– Офицер в отставке.
– Но офицер. Вы верите в выделяемые на оборону деньги».
«– …о танках, боевых машинах, пересекающих государственные границы.
– Не согласен с вами. Это ни то, ни другое. Гибридная война означает… По правде говоря, я не люблю этот термин. Я использую – «русская война». Они используют все возможности и искусственно созданные эффекты. Без сильных средств физических конвенций всё стало неважным».    
– Видишь, что признает? Немного останови… Эти наглоиды тут говорят – русская, конвенции… Чего только они не делали с этой Россией?! Неконвенционные так называемые средства. Пятая колонна, сколько там всунули, если в Украину 5 миллиардов угрохали, так сколько тогда засовывают в Россию? Так ведь по официальной статье, закон был принят – сколько там, 50 или 60 миллиардов выделено для поддержания демократии в России? Украине 5 выделили. Наркотики из Афганистана – куда идут?
– Ты знаешь, я вот думаю, когда он в начале говорит: вот тут русские используют, тут информация кибернетическая – им без шансов что-либо сделать, ведь если ты понимаешь правду, то тебе ничего не нужно… 
– Они проиграли, потому он и говорит – они признали, что проиграли войну, что они проигрывают холодную войну…
– Но как возможно выиграть, если те, кто понимают истину, их что, физически уничтожишь? Это же наибольшая часть общества!
– Ну, а для кого предназначена эта передача?
– Укрепить зобми.
– Для зомби! Вот тут и есть маленький фронтик, в Литве, они тебя атаковывают в голову.
«– Россия не имеет желания – я в этом уверен – схватиться на поле боя. В конце концов, Запад объединится, а у нас намного больше мощностей.
– Так они провоцируют?»
– Стоп! Вот теперь, мне кажется, он из принципа сам себе лжёт, так как нынешнее принуждение, насчет Солсбери, как раз они все рвутся на части, рассыпаются, и им надо применять силу, чтобы заставить делать что-либо… 
– Если будет настоящий конфликт, то не будет абсолютно никакого единства…
– О, это кранты! Если теперь уже надо ломать… 
– А другое дело, Америка делает всё, чтобы ослабить Европу и Россию, как она всегда и делала. И война в Европе – это самая большая их мечта! Война между Россией и Европой – это их мечта. И они делают всё, чтобы эту войну вызвать. Поджег Украины – одной из главных причин была втянуть в это Россию. Не получилось.
«– По моему убеждению, их цель – разрушить альянс, подорвать НАТО и Евросоюз. Они испытывают ненависть. Они хотят иметь место за столом».
– О! Стоп! Ну тут классно! Представляешь, негодяи русские, хотят место столом получить. Ну! А они под столом должны находиться… 
– Ну это верх всего! Вот действительно преступление! Хочет иметь место столом!
– Еще раз подчеркну, что я тебе говорю: он прислан как такой пропогондончик НАТО, выученный, заплатили сколько-то там бабла, 100 штук, может, 50, прокрутить экскурсию, попудрить мозги в Бананустане. Видишь, что говорит – Россия хочет разрушить НАТО. Во! И теперь рассказывает – как мы должны защитить это НАТО. Пусть под столом сидит…
– Погоди, погоди! Платите 10 процентов, а не 2!   
– Но в отчете госбезопасности не было разве упомянуто – это Россия хочет место за столом? Но перед ней огромная масса, которые уже давно имеют место за столом.
– Ну, знаешь, как на жаргоне – он не фильтрует базар реально!
– Ему наплевать… 
– Россия, говорит, желает за столом сидеть… А кто такие русские? Ну он же публично проповедует расизм! Идиот, ну! Ну, запускаем.
«– Но сидеть за ним – это означает, что они хотят покончить с международным порядком, который создают Соединенные Штаты и Евросоюз».
«– …которые они принимают, если получится, что альянс не может себя защитить. Как я вижу. Как они могут быстро двигаться, а они видят, как трудно двигаться нам, то можем представить сценарий. Они вторглись в Литву…»
– Стоп! Так какая тогда эффективность России, если признает, что 900 баз, гигантское финансирование, всё это, а они бессильны перед Россией!
– Насчет этого бессилия, смотри как есть… Они бессильны даже перед Северной Кореей, они бессильны перед Ираном. Сколько лет они жрали Иран!
– Тот же Афганистан, Вьетнам тот же…  
– Назови хоть одно место, где они добились победы. Ну, может, Югославию разбили.
– Даже в Лаосе, вот ночью смотрел фильм, лаосский документальный, полтора миллиона кассетных бомб, на малюсенький Лаос сбросили… 
– Военная история Америки – это история только поражений.  Они ничего нигде не выиграли. Хотя они теперь присваивают себе. Вот и в наших школах зомбируют, и учебник выпустили, что не русские, а американцы выиграли Вторую мировую войну. Даже якобы русские виновны, наравне с Гитлером, понимаешь! Ничего нет, это мыльные пузыри. А если посмотрим, какие так называемые потенциалы НАТО и армии Америки, по моим данным, так Россия могла бы передавить их всех. Вот теперь, реально!
– Возникла бы мировая война. Не такая, как сейчас идет.
– Ну так им, американцам, и нужна мировая война, очень нужна мировая война. Только чтобы Америка в стороне оставалась. А так другим – давай, давай!  
«– Скажем, они пробили бы Сувалкский коридор между Калининградом и Белоруссией, не потому, что им нужна эта территория, а лишь продемонстрировать, что мы не можем их остановить. По этой причине так важно, чтобы Альянс мог двигаться быстро, и мы должны это продемонстрировать…»
– Вот здесь один из важнейших, во всей этой болтовне, моментов, даже очень важный для Литвы, реально. Я раньше говорил, и теперь это только подтверждает мою версию. Я эту версию уже видел намного раньше, чем о ней тут начали говорить. Я говорю: цель американцев – поджечь Европу, хотя бы протянув бикфордов шнур в Прибалтике, как втянуть Литву против России. Вот как, представляю? Теперь они должны сделать какой-то огромный теракт, фальш-флаг так называемый…
– Ну как делают, злят людей, Солсбери, но всё равно… 
– Что-то такое делают, они уже было создали, но тогда не удалось, по моим сведениям, хотели взорвать ядерные отходы в Висагинасе, цэрэушники, и всё свалить на Россию. Представляешь? Так уже это было бы катастрофой для Литвы! Ну, Литве и так, ясно, катастрофа… А теперь они что-то планируют у Калининградской области, обвинить Россию и заблокировать Калининградскую область. Говорит о Сувалкском коридоре. При чём тут нам Сувалкский коридор?! Ты понимаешь, Казимерас? А Сувалкский коридор при том, что Россия будет, типа, искать варианты, если Литва заблокирует, как попасть в Калининградскую область в обход Литвы. Чтобы и этот путь заблокировать.
– Я на их месте взорвал бы «Индепенденс».
– Ну, что-то в этом роде.
– Представь – и русских обвинят, и…
– Может быть, что так и сделают…
– …и огромные убытки от этого «Индепенденса» скроют…
– Обвинят Россию, заблокируют Калининград, тогда России ничего не останется, как идти с военной техникой через Литву, чтобы вернуть сообщение с Калининградом. Вот так они хотят втянуть, вот так они хотят ввергнуть, вот эта вот приехавшая сволочь, враг Литвы, таким вот образом, со всей шайкой америкосовских генералов, вот наши самые страшные враги, которые хотят нас подставить, втянуть, раздавить.
– Я не согласен. Знаешь, почему? Потому что они все своими руками делать не хотят. Они хотят нашими руками. Значит, главные сволочи – наши, а не они.
– Ну, наши, и речи нет, что сволочи, но тут приехал враг Европы, Литвы и России, всех нас. Наглый, вероломный враг. А Макарайтите, ну что, дегенератка. Что, она такая глупая? Посмотри, она не такая дура! Она просто оппортунистка, приспособленка. Тоже враг, получается, тоже враг Литвы.
«– … и понимаем, что можем принимать решения и можем двигаться. Большая скорость опознания, принятия решений, единения могла бы их отучить.  
– Есть много людей в обществе, которые не верят в оборону и выделяемые на оборону деньги. Что делать политикам. которые играют с этими настроениями…»
– Тут немного остановись. Они гнали, насоздавали, нафатнтазировали, ну вот как обработка, плетут о каких-то угрозах, и теперь, видишь, к чему подходим? К баблу! Всё логически просто! Эта дура не обсуждает – верна или неверна эта угроза со стороны России, нужна ли эта оборона или нет, утверждение как бы и не подлежит оспариванию, автоматически, понимаешь? Надо же увеличивать! А те, кто говорит, что не надо, они какие-то непутёвые.
– Ну, она пока что только намек дает.
«– Общество как единое целое есть часть отпугивания. Отпугивание – это не только гаубицы. Самолеты, танки и пехота. Это твердость общества. Образование важно, инфраструктура тоже. Институции, доверие людей, избирательные процессы, доверие людей к системе судов, всё это часть общества. Избранные нами политические лидеры должны это пояснять людям. Пояснять, почему необходимо инвестировать во все сильные аспекты общества. Образование важно, это очевидно. Глядя на историю, меня никто не убедит, что враг не нападет потому, что у нас нет сильной обороны.
– А что вы думаете о рекламах, акциях, коммерческих мероприятиях, когда обществу демонстрируется вооружение? Знаю, вы сами будете участвовать в одном из таких мероприятий здесь, в Литве, в конце апреля. Есть много людей, которые против таких вещей.
– …Отпугивание означает, что обязаны иметь средства для обороны или победы, надо показывать, как их следует применять, иначе никого не отпугнешь. Поэтому различные акции или учения, такие как «Удар меча» в июне в странах Балтии, очень важная демонстрация силы и возможностей.
– Не только нашему обществу, но и России? 
– Обоим. Прежде всего, общество должно чувствовать себя спокойно, люди платят налоги, они видят – что на них было куплено, …вещь, предназначенная для обороны. Понятно, против потенциальных врагов. Они должны это увидеть. Они могут быстро передвигаться, они могут координировать атаки, это важно. Это очень важно для солдат, верить в силы, участие в учениях такого масштаба вселяет в них уверенность. Это также очень важно для отпугивания».
«– Подводя итог нашей беседе, вы видите путь, который поможет избежать конфронтации России и Запада? Теперь всё идет ко всё большим высотам напряжения. Это значит, что мы движемся к погибели, к войне.
– Война не есть неизбежная, не верю. По правде говоря, война не приближается. Потому что альянс объединился так сильно. Такие страны, как Литва, продемонстрировали, что сделают всё необходимое, чтобы защитить себя. Литва – прекрасный пример инвестиций, предназначенных для модернизации. О прекрасных людях и сопротивлении общества слышит весь мир.
– Батальон немецких солдат влился в бригаду «Железный волк».
– Да, но Россия, что с ней делать? 
– …как это связано с Россией?
– Да.
– Ну, Россия не хочет войны, я в этом уверен, они сделают всё, чтобы добиться своих целей без танков, пересекающих границы».
...
– Хорошо, Гинтарас, заканчивая – так впечатление светлое или плохое, ужасное?
– Из всего этого фарса?
– Да.
– Комедия! В сумме – ну она такая смешная, детская комедия, раньше, скажем, в какие-то моменты, было опаснее, не до смеха было, а теперь всё идет примерно, как фарс. Комедийный такой фарс.  Пустословие, треплотроника, унавоживает здесь в Бананустане, ради бабла, и всё. Платите, говорит, покупайте старый автохлам. Я и раньше говорил, в Ютьюбе есть, какое вооружение они покупают – так это предательство армии, предательство страны. Потому что покупают такое вооружение, какое русские в металлолом сдают, утилизируют.

Это были Гинтарас и Казимерас из студии «Пресс-джаз». 

Добрый день!

Проводя какую-либо работу, а особенно при управлении государством, всегда важно правильно оценить ситуацию. Каждое государство имеет правовую основу - Конституцию. Конституция – это правовая база любого государства. На этой основе можно создавать законы, затем издаются подзаконные акты, нормативные документы, как эти законы применять и тому подобное.



До 13 декабря 2007 года Литва имела Конституцию своего независимого государства – Конституцию Литовской Республики, руководствуясь которой и принимали законы. 13 декабря 2007 года группа граждан, назовём их условно «товарищи», по Лиссабонскому договору договорились, что Конституция Европейского Союза должна быть выше Конституции Литовской Республики. Понятно, она могла бы быть выше, если бы была узаконена. Тогда она основывалась бы на Конституции Литовской Республики. Но этого не произошло, этого нет.

Зная, что литовская общественность этого Договора, по Конституции Литовской Республики, путём референдума, узаконить не захочет, эта группа товарищей, вместо Литовского государства, на территории Литвы начала имитировать Литовское государство. А на самом деле, обманным путём оттолкнула от управления независимой Литовской Республикой её основного собственника и субъекта, то есть народ. Вот почему после 2007 года ни одна попытка нации выразить свою волю путём референдума никаких результатов не дала. Ни один сбор подписей, под любым предлогом, также никаких результатов не дал.

Вот почему любые запросы, будь то рядового избирателя, будь то публичный вопрос известной выдающейся личности – неважно, в какой форме это делалось бы, через печать или телевидение, с трибуны Сейма – никаких результатов не дали и не дадут. Потому что интересов общественность Литвы и нации эти люди, называющие себя депутатами Сейма, не представляют. Они руководствуются не Конституцией Литовской Республики, но законами внешних государственных образований.

В «Белой книге Европейского Союза» на первой странице помещена обложка «Манифеста» Альтьеро Спинелли. А в этом «Манифесте» написана такая фраза:

«Новое государство появится благодаря диктатуре революционной партии во имя новой, подлинной демократии». 

Так что это называющее себя Сеймом образование и есть та описанная в «Манифесте» Спинелли «революционная партия», которая состоит из отдельных фракций с различными названиями, но на самом деле это одна партия. Вот почему все принятые этой партией законы, особенно те, что вредят литовской государственности, обществу, независимости, принимаются почти единогласно, не считаясь с избирателями, никакого диалога, никаких отличных он них мнений, никаких политических дискуссий, единственное мнение по важнейшим вопросам – вот метод правления этой партии и стиль, партии, называющей себя Сеймом, парламентом, её суть и содержание.

Таким образом, оценивая Лиссабонский договор 2007 года, понятно, что в Литве был осуществлен конституционный переворот, который можно было бы назвать «революцией обмана». Благодаря этому перевороту был осуществлен государственный переворот мирным, но рафинированным обманным путем.

Однако обман имеет такое свойство, что он не может длиться бесконечно. Какими бы именами авторы ни называли себя, главным субъектом на территории Литвы является её народ.

2 статья Конституции Литовской Республики гласит:

«Литовское государство созидается Народом. Суверенитет принадлежит Народу». Статья 3-ья:

«Никто не может ущемлять или ограничивать суверенитет Народа, присваивать суверенную волю, принадлежащую всему Народу.

Народ и каждый гражданин вправе оказывать противодействие любому, кто насильственным путем посягает на независимость, территориальную целостность, конституционный строй Литовского государства»

Народ независимой Литвы уже понял и усвоил, что эта сидящая в Сейме «группа товарищей», называющая себя «властью», это не конституционная литовская власть. Они присвоили принадлежащую всему народу суверенную волю, о которой и говорится в 3-ей статье Конституции Литовской Республики.

Одно из дел, которые выполнили после провозглашения Представительства независимой Литвы, был социологический опрос.

«Что изменилось бы, если бы в Сейме был объявлен санитарный месяц, полугодие, год?»

Тем, кто не знает, следует пояснить, что это за понятие – «санитарный день». Санитарный день, во времена Советского Союза, было распространённое вяление, когда на предприятиях общественного питания, придя пообедать, ты находил, вместо обеда, надпись – «санитарный день». В такой день столовая не работала, а ты оставался голодным.

Так вот результат того опроса. Абсолютное большинство респондентов ответили: если бы Сейм разбрёлся или кто-то его разогнал, не изменилось бы ничего. Но были и такие ответы: общество стало бы более счастливым, так как уменьшились бы ненависть, ложь, подстрекательство, которые излучает эта диктаторская сеймовская партия, фракции которой, под различными наименованиями, грызутся между собой за более жирный кусок, вырванный из тела народа. Эта называющая себя Сеймом партия – это паразитическое образование на теле нации, обманным путем захватившее управление Литвой. А его депутаты – объединение паразитов, не позволяющее народу самим управлять своим государством, потому что иначе утратили бы свою сытую паразитическую жизнь.

Исходя из сказанного, я, представитель независимой Литвы Казимерас Юрайтис, объявляю:

13 декабря 2007 года был совершен незаконный антиконституционный переворот Литовской Республики. Власть в Литве обманным путем захватили люди, не представлявшие интересы людей Литвы. Любые правовые акты, принятые от имени Литвы после 13 декабря 2007 года, объявляю недействительными. Людей, называющих себя депутатами Сейма, прошу добровольно и по-хорошему освободить незаконно занятые помещения Сейма в Вильнюсе, по адресу: проспект Гедиминаса, 53. Призываю и приглашаю диктаторскую сеймовскую партию, захватившую помещения Сейма, создать Комиссию для процедуры передачи власти мирным, цивилизованным и демократическим путем.

Цель независимой Литвы: мир и мирное сосуществование с соседними государствами. Лучшая гарантия мира – полная демилитаризация Литвы. Все выделенные на вооружение миллиардные средства должны быть возвращены людям Литвы, для возвращение изгнанных в эмиграцию граждан Литвы, пенсионерам, многодетным семьям, учителям, медикам, для уменьшения социального напряжения.

Международная политика независимой Литвы – создание демилитаризованных мирных зон, от моря и до моря. В этом независимая Литва готова сыграть роль лидера.

Теперь о менее важном, но следует пояснить – почему у меня за спиной изображение председателя Главной избирательной комиссии Лауры Матьошайтите. Ну, кроме того, что в приятной компании приятнее находиться, чем в неприятной, есть и куда более важная причина.

О создании новой институции управления государством – Представительства независимой Литвы, мы информировали всех членов Главизбиркома еще два дня тому назад, то есть ранним утром в пятницу. В части 3 статьи 5 Закона о Главной избирательной комиссии говорится:

«О попытках повлиять на Главную избирательную комиссию, её председателя или члена председатель Главной избирательной комиссии или член обязан немедленно сообщить Сейму и сообщить через средства массовой информации».

Этого не сделали ни рядовой член, ни председатель комиссии Лаура Матьошайтите. И так как именно она отвечает за всю деятельность комиссии, то в большей степени она и отвечает за то, что не было выполнено требование этого Закона.

Ещё раз напоминаю: дорогая Лаура, что возглавляемая Вами комиссия охраняет паразитическое образование, то есть Сейм. Ну а я, Казимерас Юрайтис, представитель независимой Литвы, прямо покушаюсь и на паразитический Сейм, и на закон о выборах, который мы намерены менять, и на Главизбирком, ну и на Вас, дорогая Лаура, как на председателя этой комиссии. Со всех сторон покушаюсь и пытаюсь повлиять. Прошу выполнять требования вашей власти.

Формального руководителя образования, называющего себя Сеймом, Виктораса Пранцкетиса прошу незамедлительно выделить помещения для обеспечения функционирования Представительства независимой Литвы.

Это было телевидение «Пресс-джаз», ну, и я, представитель независимой Литвы Казимерас Юрайтис.

 

Témoignage de snipers du massacre du Maïdan : « Les ordres venaient de l’opposition »




Il y a quatre ans, le 20 février 2014 sur la place de l’Indépendance à Kiev en Ukraine, 80 manifestants ont été tués par de mystérieux tireurs d’élite.

Deux jours après, Ianoukovytch, le président ukrainien pro-Poutine pro-russe, doit fuir, le régime ukrainien change et les rebelles prennent le palais présidentiel et le pouvoir.

Que s’est-il passé depuis ? Avons-nous échappé à une guerre européenne due à l’ingérence russe dans les affaires ukrainiennes ? Et surtout, nous, Européens, nos entreprises le constatent tous les jours, nous payons le prix d’un embargo qui, depuis ce moment-là, est dirigé contre la Russie.

Ce soir, grâce à Gian Micalessin, nous vous montrons un documentaire à couper le souffle. C’est un scoop international. Gian Micalessin a retrouvé trois personnes, trois tireurs d’élite, trois responsables de ces morts qui, vous le verrez dans le documentaire, n’étaient pas pro-russes, mais étaient en contact avec des officiels et des militaires américains.

“Que s’est-il passé ? Quelqu’un a été touché ! Je n’arrive pas à y croire. C’est arrivé ici même… Un homme à côté de moi a été touché !”

“C’était à l’aube. J’ai entendu le bruit et le sifflement des projectiles. Un homme a été touché à la tête par un tireur d’élite !”

Ils nous avaient donné l’ordre de tirer tant sur les policiers que sur les manifestants, sans distinction.

D’où viennent les tirs ? Les tirs provenaient de l’intérieur de l’hôtel Ukraine.

Gian Micalessin, reporter de guerre. — Bonsoir, où les avez-vous rencontrés ? — Je les ai rencontrés après un an de recherches, deux d’entre eux à Skopje, la capitale de la Macédoine, un troisième dans un autre pays d’Europe de l’Est qu’on m’a demandé de ne pas révéler.

— Donc c’étaient des pro-rebelles ? — C’étaient des Géorgiens envoyés par leur président géorgien de l’époque, Saakachvili, pour prendre part à l’opposition ukrainienne. [Ndt : c est sans doute une elipse du commentateur, Saakachvili n’était plus président à l’époque]

— Donc ce n’étaient pas des Russes qui ont tiré, c’est bien ça, votre thèse ? — On n’a jamais accusé les Russes d’avoir tiré, seulement d’avoir soutenu le gouvernement qui aurait tiré sur les manifestants.

Mais cette thèse ne tient plus debout selon ces 3 témoignages. Regardez le témoignage.”

Depuis 3 mois, la place Maïdan, au cœur de la capitale ukrainienne, est occupée par les manifestants qui demandent au gouvernement du président Viktor Ianoukovytch de signer l’accord d’association
à l’Union européenne. Le matin du 18 février, les heurts se font plus sanglants. On compte déjà une trentaine de morts. Le pire arrive le matin du 20 février. Un groupe de mystérieux tireurs ouvre le feu
sur les manifestants et les policiers. En quelques heures, on compte environ 80 cadavres. Le lendemain, Ianoukovytch fuit à l’étranger. Le 22 février, l’opposition prend le pouvoir. Mais qui a tiré sur
la foule et les policiers ?

Jusqu’à ce jour, la thèse officielle parle d’un massacre ordonné par le gouvernement pro-russe. Cette thèse apparaît rapidement très douteuse. Le premier à la contester est le ministre des Affaires étrangères estonien Urmas Paet. Après son retour d’un séjour à Kiev effectué seulement 5 jours après le massacre, Paet transmet à la commissaire des Affaires étrangères de l’UE Catherine Ashton les révélations d’une docteure ukrainienne qui a examiné les cadavres de la place Maïdan. La conversation téléphonique interceptée et diffusée par les médias est déconcertante.

“Ce qui est assez inquiétant… Olga le dit aussi, c’est que toutes les preuves montrent que les personnes tuées par les tireurs, de part et d’autre, à la fois chez les policiers et les gens dans la rue, ont été tuées par les mêmes tireurs embusqués… Bien sûr, c’est… Oui, mais… Ensuite, elle m’a aussi montré des photos. Elle parle en tant que médecin, elle dit que l’écriture est la même, le type de balles est le même. Et ce qui m’inquiète vraiment, c’est que maintenant, la nouvelle coalition refuse d’enquêter sur ce qui s’est vraiment passé, et qu’il y a une conviction de plus en plus forte que derrière les tireurs embusqués, il n’y avait pas Ianoukovytch mais quelqu’un de la nouvelle coalition…”

Nous avons rencontré quelques membres d’un groupe qui ce jour-là a ouvert le feu sur la foule. Ce sont des Géorgiens, mais à l’époque, en février 2014, ils étaient parmi les manifestants qui occupaient la place Maïdan et l’hôtel Ukraine.

L’histoire commence à Tbilissi par de nombreux acteurs cachés en coulisses. Le premier, l’ancien président géorgien Mikheïl Saakachvili, a participé en août 2008 à une guerre brève mais sanglante avec la Russie de Vladimir Poutine. Le second est son conseiller militaire, Mamuka Mamoulachvili. Envoyé à Kiev pour appuyer les manifestations de la place Maïdan, il deviendra commandant d’une unité de volontaires géorgiens engagés dans les affrontements avec les insurgés pro-russes du Donbass.

La première rencontre a eu lieu avec Mamoulachvili. “Nous nous sommes présentés à 25 dans le bureau du mouvement national, et sur les 25, 10 ont signé. Vous voyez ceci ? C’est une pièce d’identité à mon nom. C’était le laissez-passer d’une unité composée d’anciens policiers et personnel militaire. Elle était structurée comme une unité militaire. De fait, c’était un service de sécurité. Il avait été créé par Mikheïl Saakachvili. Nous devions aller en Ukraine. Nous n’avions pas le choix”.

Dans un autre pays de l’Europe de l’Est qu’on nous a demandé de ne pas révéler, nous avons rencontré Alexander. Comme les deux autres, lui aussi vient de Géorgie, et comme les deux autres, il a aussi pris part
aux événements tragiques de la place Maïdan. Lui aussi a fait partie des services de sécurité de Saakachvili, et avant cela il a été tireur d’élite dans l’armée géorgienne. C’est pour cette raison qu’il a été choisi par Mamuka Mamoulachvili.

“Mamuka m’a d’abord demandé si j’étais vraiment tireur d’élite dans l’armée géorgienne. Alors si c’est vrai, me dit-il, tu dois aller à Kiev. Le 15 janvier, nous sommes partis. Dans l’avion, j’ai
reçu mon passeport et un autre passeport avec ma photo mais avec un nom et un prénom différents. Puis ils nous ont donné 1 000 dollars a chacun avec la promesse de nous en donner encore 5 000 par la suite. Nous devions nous occuper des provocations. C’était nous qui devions provoquer les Berkout, les forces spéciales de la police. Notre rôle était de les provoquer afin de les pousser contre la foule. Vers le 15 et le 16 février, la situation a commencé à devenir chaque jour de plus en plus grave. Désormais tout était hors de contrôle, et on commençait à entendre les premiers tirs. Avec la montée des tensions, de nouveaux protagonistes sont apparus. Un jour, vers le 15 février, Mamoulachvili est venu en personne dans notre tente. Il y avait avec lui un autre homme en uniforme. Il nous l’a présenté et a dit que c’était un instructeur, un militaire américain.”

L’américain s’appelle Brian Christopher Boyenger. C’est un ancien officier et tireur d’élite de la 101e division aéroportée des États-Unis. Après Maïdan, il se déplacera sur le front du Donbass, où il combattra dans les rangs de la Légion géorgienne. “Nous étions toujours en contact avec ce Brian, qui était un homme de Mamoulachvili. C’était lui qui nous donnait les ordres. Moi, je devais suivre toutes ses instructions.”

Les premiers soupçons de la présence d’armes à feu dans les rangs des manifestants impliquent Sergueï Pachinski, un leader de la place Maïdan, devenu ensuite président du Parlement de Kiev. Le 18 février, est apparu du coffre d’une voiture arrêtée par les manifestants un fusil mitrailleur avec une lunette de précision. Quelques secondes après, Pachinski est arrivé et a demandé qu’on laisse passer cette voiture. Le 1er avril, les militants du groupe d’extrême droite Pravy Sektor quittent Kiev, en emportant d’étranges sacs dans lesquels, prétendent-ils, se trouvent des instruments de musique.

“À cette époque, tous les chefs de l’opposition se trouvaient régulièrement à l’hôtel Ukraine. Pachinski et trois autres personnes, parmi lesquelles se trouvait aussi Parassiouk, ont apporté à l’hôtel les sacs avec les armes. Ce sont eux qui les ont aussi apportées dans ma chambre.” Ce Parassiouk, reconnu par Koba, est Volodimir Parassiouk, un des leaders de la manifestation de la place Maïdan. Quelques jours plus tard, il deviendra célèbre en lançant un ultimatum menaçant de destituer manu militari le président Viktor Ianoukovytch. “Si avant demain 10 heures, vous ne demandez pas officiellement la démission de Ianoukovytch, nous vous attaquerons avec des armes… C’est juré !”

Lorsqu’est arrivé Mamoulachvili, je lui ai également demandé « — Qu’est-ce qui se passe ? À quoi servent ces armes ? Tout va bien ? » « — Koba, les choses sont en train de se compliquer, nous devons commencer à faire feu », m’a-t-il répondu. « Nous nous ne pouvons pas attendre des élections présidentielles anticipées. » J’étais là, à l’hôtel Ukraine. Le 18 février, quelqu’un a apporté des armes dans ma chambre. Dans cette chambre, il y avait deux Lituaniens avec moi. Ce sont eux qui ont pris les armes.

Mamoulachvili est arrivé à l’hôtel et nous a expliqué qu’il y aurait une fusillade, à un autre endroit, le matin suivant. Il n’était pas seul, il était avec Brian. Avec eux, il y avait aussi une autre personne que je ne connaissais pas. Si je me souviens bien, cela devait être le 15 ou le 16 février. Pachinski nous a ordonné de rassembler nos affaires, et nous a emmené dans le palais du Conservatoire. Je suis entré dans le palais
avec l’ensemble de mon groupe. Pachinski est arrivé avec d’autres personnes. Tous étaient masqués. En voyant leurs sacs, j’ai compris tout de suite qu’ils étaient armés. Ils ont sorti les armes de leurs sacs et les ont distribuées aux groupes présents.

Seul Pachinski s’exprimait. C’est lui qui donnait les ordres. Il nous expliqua que les Berkout, les forces spéciales de la police, risquaient de donner l’assaut au bâtiment. Il disait que nous devions résister coûte que coûte. On ne nous avait pas dit qu’il fallait tuer des personnes. Nous devions tirer afin de créer du chaos et de la confusion.”

“Bon sang, tu as entendu ? Ce sont des tirs ! Sois prudent ! Il y a un autre blessé. Ces fils de p….. sont en train de tirer ! De là-bas, de là-bas. — De l’hôtel Ukraine, c’est ça ? — Oui, de cette terrasse. Les salauds, ils sont en train de nous tirer depuis l’hôtel Ukraine. Bang ! Puis un autre Bang, comme ça. Un tir puis une pause. Ça venait de l’autre côté de l’hôtel.”

“À ce moment-là, j’ai entendu des tirs qui venaient de la chambre d’à côté. Au même moment, les Lituaniens ont ouvert la fenêtre. L’un d’eux a tiré par la fenêtre tandis que l’autre l’a refermée après. Je ne réussissais pas à comprendre ce qui se passait. Pachinski criait à tout le monde de se tenir prêts, de prendre les armes et le reste du matériel. Alors on s’est tous levés et on lui a donné les instructions. Nous devions tirer par à-coups de deux ou trois. Nous avons tous commencé à tirer deux ou trois coups à la fois. Pachinski se déplaçait d’un groupe à l’autre, et il y avait toujours près de lui cet homme plus jeune, celui qui s’appelait Parassiouk. Nous n’avions pas vraiment le choix, on nous avait donné l’ordre de tirer soit sur les Berkout, la police, soit sur les manifestants, sans faire de différence. C’est pour cela que j’étais complètement terrifié et stupéfait. Alors que depuis les étages supérieurs de l’hôtel Ukraine on tire sur la foule, les manifestants de la place Maïdan se sont réfugiés dans l’hôtel. C’est ainsi que les victimes se sont retrouvées à côté de leurs assassins. À l’intérieur, c’était un tel chaos qu’on ne comprenait même pas qui était qui. Il y avait plein de gens.”

Dans le salon recouvert de cadavres, de sang et de blessés, une caméra filme des hommes armés qui s’éloignent après avoir tiré sur la foule. “C’était un cauchemar, c’était terrible. Quand nous sommes sortis de l’hôtel Ukraine, dans la rue, il y avait des incendies et des policiers blessés. Il y avait des scènes terrifiantes. Nous avons abandonné les armes là. L’ordre était de tout laisser et de partir, de quitter le bâtiment le plus vite possible. On entendait des cris, il y avait des morts et tout autour beaucoup de blessés.

Ma première et seule pensée a été de m’en aller rapidement avant que je sois repéré, autrement ils m’auraient réduit en pièces sur place. Quelqu’un criait déjà qu’il y avait des tireurs. Je savais bien de quoi ils parlaient. Et puis j’ai vu des morts, tous ces blessés qu’on emportait et j’ai repris mes sens. À ce moment-là je n’avais pas encore réalisé, je n’étais pas prêt. Mais après j’ai compris. Nous avions été utilisés. Utilisés et piégés. La décision de parler, de tout raconter, je ne l’ai pas prise tout de suite. Elle a mûri lentement avec le temps. En vérité, il n’y a aucun motif pour m’inculper. On ne peut m’accuser de rien selon les bases légales de mon pays. Et de toute façon je suis un soldat, je n’ai peur de rien, pas même de mourir.”

“— Ton scoop, Gian Micalessin, montre que ce sont elles, les fake news, les fables selon lesquelles c’est la révolution de la place Maïdan qui a fait sauter le méchant président pro-russe sans les armes et par les réseaux sociaux. C’est une tout autre histoire qui s’est passée sur cette place”. “— Malheureusement cette fake news, comme tu dis, était la vérité officielle, cette vérité officielle qu’on nous a servi pendant au moins quatre ans, et qui nous a coûté très cher à nous, les Italiens. Embargo, et risque de guerre”. “— Mais alors, derrière ces tireurs que tu as rencontrés, qui disent ne pas avoir peur pour leur vie parce que ce sont des soldats, en réalité, comment peut-on croire qu’ils n’avaient pas compris, naïvement, avoir été les instruments d’une révolte qui ne leur appartenait pas ?”

“— Eh bien, ils pensaient seulement accomplir un travail. Il y a eu une révolution semblable, la soi-disant révolution rose en Géorgie, à laquelle ils participèrent sous les ordres de Saakachvili. Celle-là s’est conclue
de manière pacifique. Donc ici aussi ils ont pensé jusqu’au 18 et 19 qu’ils n’auraient pas à prendre les armes, que tout pouvait se dérouler comme une simple révolte. Ces jours-là, clairement, quand la médiation européenne a décidé de faire des élections anticipées pour voir ce que voulait le peuple, les chefs de l’opposition en décidèrent autrement.”

“— De massacrer leur propre peuple pour créer une révolte ?” “— C’est ce qu’ils nous apprennent dans ce film”. “— Incroyable, vraiment. Merci Gian Micalessin”. “— Merci à vous.”

https://www.les-crises.fr/no-news-temoignage-des-snipers-du-massacre-du-maidan-les-ordres-venaient-de-l-opposition/




„Matriks“ tyrimas apie karą Ukrainoje

Karas Ukrainoje. Šokiruojanti tiesa apie snaiperius.



Keturi metai atgal, 2014-ų metų vasario 20-ą Nepriklausomybės aikštėje Kijeve, Ukraina, paslaptingi snaiperiai nužudė 80 manifestantų. Po dviejų dienų, Janukovičius, kuris tuo metu buvo Ukrainos prezidentas, kuris palaikė ryšius su Putinu ir Rusija, buvo priverstas bėgti, pasikeičia Ukrainos režimas ir maištininkai užima rūmus ir valdžią.
Tai kas įvyko tuo metu sudarė riziką europinio karo kilimui dėl Rusijos kišimosi į Ukrainos reikalus ir visų pirmiausia, mes, europiečiai, ir mūsų verslininkai tai žinom ir kiekvieną dieną mokam kainą už embargo Rusijos atžvilgiu.
Taigi, šiandien, dėka Džano Mikalessino mes rodome jums neįtikėtinądokumentinį filmą, tai tarptautinės reikšmės reikalas, todėl kad Džan Mikalessin nustatė tris žmonęs, tris snaiperius, tris tuos, kas atsakingi už tuos nužudytuosius, kuriuos mes parodysim dokumentiniame filme, kurie kontaktavo su amerikiečių karininkais ir kariškiais.

- Džanas Mikalessinas, karinis korespondentas, kur jūs juos radot?
- Aš, po metų tyrimo, sutikau du Makedonijos sostinėje, su trečiu susidūriau kitoje rytų Europos šalyje, kurios, jis, prašė ne minėti.
- Kas buvo tie maištininkai?
- Tai buvo gruzinai, kuriuos pasiuntė tuometinis gruzinų prezidentas Saakašvilis, kad sudalyvautų ukrainiečių opozicijos pusėje...
Vadinasi, kaip pagal pagrindinę versiją, kad šaudė, tai buvo ne rusai?
Rusų niekada nekaltino tame, kad jie šaudė. Juos kaltini tuom, kad palaikė vyriausybę, kuri šaudė į savus demonstrantus, bet ši versija po šių trijų sarbiausiu veikėjų parodymų visiškai nebeturi jėgos.
- Pažiūrėsim įrodymą...
Kijevas, 2014 metų vasaris, 3 mėnesiai Ukrainos sostinės centre vyksta Maidanas, Nepriklausomybės aikštę užėmę manifestantai, kurie reikalauja iš prezidento  Viktoro Janukovičiaus vyriausybės pasirašyti asociacijos sutartį su Europos Sąjunga. Vasario 18, ryte aptinkami kruvini kūnai, mirusių jau apie 30.
Blogiausia vyksta vasario 20, ryte, grupė paslaptingų snaiperių ima šaudyti į policininkus ir demonstrantus. Po trumpo laiko suskaičiuoja maždaug 80 nužudytų. Po dienos Janukovičius bėga į užsienį, 22 vasario opozicija užgrobia valdžią. Bet staigiai metama karšta medžiaga apie išprotėjusius policininkus, kas iki šio laiko, laikoma oficialia versija ir kalba apie skerdynes, kurias surengė prorusiška vyriausybė.
Versija iškart atrodo ganėtinai įtartina. Pirmasis, kas ją paneigia tai Estijos užsienio reikalų ministras Urmas Paetas, grįžęs iš Kijevo po penkių dienų, po skerdynių.
Paetas pasakoja Europos sąjungos užsienio reikalų pirmininkui Ketrin Ešton, ukrainiečių gydytojos, kuri apžiūrinėjo nužudytuosius iš Nepriklausomybės aikštės, atviravimus. Telefono skambutis, masinio informavimo priemonių perimtas ir išplatintas, paprasčiausiai glumina.

- Reikalas labai neramus.. Olga taip pat sako, kad visi faktai rodo, jog žmones iš abiejų pusių užmušė snaiperiai: tiek policininkus, tiek žmones gatvėje, visus juos užmušė vieni ir tie patys snaiperiai...
- Žinoma, tai... taip, bet....
- Tikrai. Po to ji man parodė fotografijas. Ji kalba, kaip medikas, sako, kad kalba eina apie vieną braižą, apie vieno tipo kulkas. Ir tai iš tikrųjų neramios naujienos, kad naujoji koalicija atsisako tirti, kas iš tikrųjų įvyko. Yra stiprus, labai stiprus įsitikinimas, kad už snaiperių, kure ten buvo, Janukovičius ne stovi, bet kaž-kas iš naujos koalicijos.

Mes suradome kai kuriuos grupės narius, kurie šaudė į minią, tai gruzinai, tomis 2014 metų vasario dienomis jie su demonstrantais buvo Nepriklausomybės aikštėje, buvo viešbutyje „Ukraina“.
Istorija Prasideda Tbilisije ir joje daug veikiančių asmenų, kurie paslėpti už kulisų. Pirmas iš jų, buvęs Gruzijos prezidentas Michailas Saakašvilis, pagrindinis veikėjas 208 metų greitaeigiame, tragiškame kare su Rusija ir Vladimiru Putinu. Ir antras – jo karinis patarėjas Mamuka Mamulašvilis. Pasiustas į Kijevą, kad palaikyti protestus Maidane, jis vėliau taps gruzinų savanorių grupės „Gruzinų legionas“ vadu, dalyvaujančios kariniuose veiksmuose prieš Donbasą.

- Pirmas susitikimas su Mamulašvili buvo partijos „Nacionalinis judėjimas“ štab-būstinėj, į susitikimą atėjo 25 žmones.
- Jūs matote tai? Tai mano asmens pažymėjimas, buvusių policininkų ir kariškių tarnybos darbuotojo pažymėjimas. Ši grupė buvo organizuota, kaip saugos tarnybos karinys padalinys, sukurtas Michailo Saakašvili. Mes privalėjome važiuoti į Ukrainą. Mes neturėjom pasirinkimo.

Kitoj Rytų Europos šalyje mūsų prašė nenurodyti vietos, kur mes susitikome. Aleksandras, taip pat iš Gruzijos ir taip pat, kaip ir du kiti dalyviai, buvo tragiškų įvykių Nepriklausomybės aikštėje dalyvis ir liudininkas.
Iki to, jis tarnavo Gruzijos kariuomenėj ir įgijo snaiperio specialybę. Būtent dėl to jį ir pasirinko Mamuka Mamulašvilis.

- Mamuka pradžioj paklausė manęs ar tikrai aš buvau snaiperis, jis pasakė man: „Tu privalai važiuoti į Kijevą“. Mes išvažiavom sausio 15, lėktuve aš gavau savo pasą ir kitą pasą su mano fotografija, bet kitu vardu ir pavarde. Paskui mums davė po tūkstantį dolerių avanso kiekvienam ir žadėjo duoti dar po penkis tūkstančius vėliau, bet taip ir nedavė.
Mes turėjom užsiimti provokacijomis, mūsų tikslas buvo išprovokuoti policijos spec-paskirties būrio „Berkut“ kovotojus stoti prieš minią. Maždaug vasario 15 ir 16-ą situacija tampa vis rimtesnė. Dabar ji tampa nekontroliuojama. Ėmė girdėtis pirmieji šūviai.

Kylant įtampai į žaidimą stoja vis nauji veikiantys ąsmenys.

- Apie vasario 15-ą Mamulašvili atėjo į mūsų palapinę, su juo buvo dar vienas tipas, uniformuotas, jis mums pristatė jį ir pasakė, kad tai amerikiečių kariškis ir mūsų instruktorius, amerikieti vadina Braijanas Kristoferis Boijendžeris ir jis – buvęs 101-ios oro-desanto divizijos karininkas ir snaiperis.

Po Maidano jis kariaus Donbase „Gruzinų legione“.

- Mes visą laiką kontaktavom su tuo Braijanu,  jis buvo Mamulašvili žmogus. Būtent jis davinėjo mums įsakymus. Aš turėjau vykdyti visus jo nurodymus.

Pirmieji įtarimai dėl šaunamojo ginklo panaudojimo iš demonstrantų pusės krenta ant Sergejaus Pašinskio, vieno iš Maidano lyderių, kuris vėliau taps einančiu prezidento administracijos vadovo pareigas.

Vasario 18-ą, demonstrantų sustabdyto automobilio bagažinėje, randa šautuvą su optika. Po kelių sekundžių pasirodo Pašinskis ir įsako visą tai palikti ir pasišalinti.

Balandžio 1-ą „Dešinio sektoriaus“ kovotojai išvažiuoja iš Kijevo, nešdami su savimi neįprastus futliarus, kuriuose, jų žodžiais, randasi muzikos instrumentai.

- Tomis dienomis viešbutyje „Ukraina“ sukiojosi visi opozicijos lyderiai. Pašinskis ir dar trys žmonęs, tarp jų ir Parasiukas, į viešbutį atnešė rankines su ginklais. Jie atnešė juos į mano kambarį.

Vladimiras Parasiukas, vienas iš protesto lyderių Nepriklausomybės aikštėje, po keletos dienų taps žinomas dėka grasinančio ultimatumo- sukilti su ginklu rankose prieš prezidentą Viktorą Janukovičių.

- Kai atvyko Mamulašvilis, aš jo paklausiau – kas vyksta? Kam tie ginklai? Ar viskas gerai? „Koba, viskas darosi sudėtingiau, mes privalome pradėti šaudyti, mes negalime eiti į priešlaikinius prezidento rinkimus“.
Aš buvau ten ,viešbutyje „Ukraina“. Vasario 18-ą kaž-kas atnešė ginklus į mano kambarį. Kambaryje su manimi buvo du lietuviai, jie ir paėmė juos. Mamulašvilis atvyko į viešbutį, paaiškino mums, kad reikėtų surengti šaudymą. Kitą dalį davė ryte.
Su juo buvo ne tik Brsjanas, taip pat buvo kažkas kitas, man nepažįstamas. Aš tiksliai nepamenu, tai buvo 15 ar 16 vasario.

- Pašinskis įsako mums susirinkti savo daiktus ir atvedė mus į konservatorijos pastatą. Aš įėjau į pastatą su savo grupe.
Pašinskis atėjo su kitais žmonėmis. Beveik visi buvo su kaukėmis, rankinėmis, kuriose, kaip aš iškart supratau, jie nešė ginklus. Jie ištraukė juos ir ėmė skirstyti grupėms.

- Kalbėjo tik Pašinskis.  Jis davė įsakymus, jis mums paaiškino, kad yra rizika, jog spec-paskirties „Berkut“ kovotojai gali įeiti į pastatą. Jis pasakė mums, kad mes turėsime beatodairiškai priešintis.
Niekas nesakė mums, kad turim žudyti žmones, reikėjo iššauti taip, kad sudaryti chaosą ir betvarkę.
- Bum, vėl bum ir pauzė. Visi perėjo į kitą viešbučio dalį.
Aš išgirdau pavienius šūvius iš kaimyninio kambario. Vienas iš lietuvių atidarė langą. Vienas iš jų iššovė, o kitas po to uždarė langą.

Aš nesupratau, kas vyksta.
Pašinskis šaukė, kad visi būtų pasirengę, paimti ginklus ir ekipiruotę. Tada visi pakilo ir jis ėmė instruktuoti.
Mes turėjom šaudyti grupėse po du arba po tris. Visi ėmė šaudyti po du arba tris šūvius per kartą. Pašinskis lakstė pirmyn - atgal, šalia su juo buvo jaunas vaikinas, Parasiukas.

Mes neturėjom kito pasirinkimo. Mums buvo įsakyta šaudyti į „Berkutą“, tai yra policija ir į demonstrantus, be jokio skirtumo. Dėl viso šito aš buvau ištiktas siaubo ir priblokštas.

Tuo metu, kai iš viešbučio „Ukraina“ šaudė į minią ir manifestantus Nepriklausomybės aikštėje, jie ieško prieglobsčio viešbutyje.Taip aukos atsirado šalia savo žudikų.

- Viduje buvo toks chaosas, žmones bėgiojo šen ir ten, nieko nesuprasdami. Buvo vienas žmonių maišas.

Viešbučio hole buvo pilna lavonų, kraujo ir sužeistųjų, telekamera filmuoja ginkluotus žmones, kurie pasišalina po to, kai šaudė į minią.

- Tai buvo siaubas, kai mes išėjome iš viešbučio „Ukraina“ į gatvę, buvo gaisrai ir buvo sužeisti policininkai, tai buvo siaubingos scenos.

- Mes palikome ginklus, buvo įsakymas viską paliki ten ir išeiti, palikti pastatą, kaip galima greičiau. Ten jau ir riksmai, buvo mirusių, daugelis aplink sužeisti. Mano vienintelė mintis buvo dingti, anksčiau, kol jie manęs nepažino.
Priešingu  atveju jie mane būtų sudraskę į gabalus. Kažkas šaukė, kad tai buvo snaiperiai. Man buvo aišku, apie ką kalba. Po to mačiau mirusius. Tuo momentu aš apie nieką negalvojau, aš nebuvau pasirengęs. Bet paskui aš supratau, kad mumis paprasčiausiai pasinaudojo.
- Sprendimas, kad  apie tai, viską, papasakoti  atėjo ne iš kart. Tai brendo lėtai, laikui bėgant, iš ties nėra jokio pagrindo, kad mane persekioti. Pagal mano šalies įstatymus, nėra nieko tokio, už ką mane būtų galima apkaltinti. Ir kaip kareivis aš, taip pat, ne bijau numirti.                                                                                   
 
- Tai tavo tikslas, aš jau sakiau, kaip buvo iš tikrųjų, o ne kaip fake news, kurios pasakojo, kad Maidano revoliucija be ginklo per socialinius tinklus nuėmė blogą, prorusišką prezidentą.
- Gaila, fake news, kaip tu sakai, buvo oficialia tiesa arba oficialia versija, kuria maitino beveik ketverius metus ir mums tai labai brangiai kainavo, tai dėl mūsų italų visa tai brangiai kainavo.
Draudimas, karo pavojus, bet dėl tų snaiperių, kurious tu matei ir kurie kalba apie tai, kad nebijo dėl savo gyvybių... negi iš tikrųjų, tie kareiviai, naiviai nesupranta, kad  juos padarė sukilimo, kuris visiškai ne jų, įrankiais...
- Ir taip, iš esmės, jie ruošėsi surengti revoliuciją, panašią į taip vadinamą „rožių revoliuciją“ Gruzijoje, kurioje jie dalyvavo, vadovaujami Saakašvilio, ji baigėsi taikiai, taip pat ir čia jie tikėjosi iki 18 – 19 vasario, nenaudojant ginklo, surengti perversmą iš aikštės. Matyt, tomis dienomis, kada jų europiniai tarpininkai kalbėjo apie tautos pasirinkimą, jų lyderiai sprendė apie tai, kad
- ...žudyti savo liaudį, kad sukelti sukilimą.
- ...tai, ką jie pasakoja mums šitame neįtikėtiname filme, tikrai teisinga.
- Dėkoju!

La investigación de "Matrix" sobre la guerra en Ucrania
La guerra en Ucrania. La verdad de choque sobre los francotiradores


El 20 de febrero, hace cuatro años, en el 2014, en la plaza de la Independencia en Kiev, Ucrania, 80 manifestantes fueron matados por los francotiradores misteriosos. Dos días después Yanukóvych que fue el presidente de Ucrania y que fue vinculado a Putin y Rusia, tenía que escapar. Se cambia el régimen ucraniano, los rebeldes capturan el palacio y el poder.
Lo que ha pasado en aquel tiempo ha creado el riesgo del surgimiento de la guerra europea por causa de la intervención de Rusia en los asuntos ucranianos, y ante todo, nosotros, los europeos, y nuestros empresarios, lo sabemos y cada día pagamos el precio por el embargo contra Rusia.
Bueno, hoy gracias a Gian Micalessín, vamos a mostrarles a ustedes el documental increíble, este asunto es de trascendencia internacional, porque Gian Micalessín ha establecido tres personas, tres francotiradores, responsables de aquellos matados que les vamos a mostrar en el documental. Estas personas mantenían contacto con los oficiales y los militares americanos.

- Gian Micalessín, el corresponsal militar. ¿Dónde los ha encontrado? ¡Buenas tardes!
- Un año después de comenzar mis investigaciones hallé dos hombres en la capital de Macedonia, y tropezó con el tercero en otro país de Europa Oriental, él me pidió no llamarlo,
- ¿Quiénes son estos rebeldes?
- Son los georgianos que eran mandados por el presidente georgiano Saakashvili ponerse de parte de la oposición ucraniana…
- Es decir, ¿no son los rusos que disparaban, cómo nos dice la versión básica? 
- A los rusos nunca los acusaban que disparaban, los acusaban que han apoyado el gobierno que disparaba a los manifestantes, pero esta versión ante las pruebas de estos tres protagonistas ya carece de vigor…
- Vamos a ver la prueba…

Kiev, el febrero del 2014, 3 meses está pasando el Maidán en el centro de la capital ucraniana, la plaza de la Independencia está ocupada por los manifestantes que el gobierno del presidente Víctor Yanukóvych firme el Acuerdo de la Asociación entre Ucrania y la Unión Europea. El 18 de febrero, por la mañana, descubren los cuerpos ensangrentados, ya hay cerca de 30 muertos.  
Lo peor pasa el 20 de febrero, por la mañana, el grupo de los francotiradores misteriosos abrieron el fuego sobre los manifestantes y los policías. Poco tiempo después cuentan aproximadamente ochenta cadáveres. Un día después Yanukóvych se escapa al extranjero, el 22 de febrero la oposición usurpa el poder. Pero de prisa se arroja el material caliente sobre los policías locos que hasta ahora es la versión oficial, y hablan sobre la matanza organizada por el gobierno pro-ruso.

La versión en seguida parece bastante sospechosa. El primero quien la desmiente es el Ministro de Exteriores de Estonia Urmas Paet que ha vuelto del viaje a Kiev 5 días después del matadero. Paet cuenta a la alta representante de la Unión para Asuntos Exteriores y Política de Seguridad Catherine Ashton: las revelaciones de una médica ucraniana que examinaba los cadáveres desde la plaza de la Independencia. La llamada telefónica interceptada y difundida en los medios de la información de masas descorazona:

- Es un asunto muy inquieto... Olga dice también que todos los hechos muestran que las personas de las dos partes son matadas por los francotiradores: entre los policías así como entre las personas en la calle, todas ellas fueron matadas por los mismos francotiradores...
- Claro, esto... Sí, pero...
- En realidad. Luego me mostró también una fotografía. Dice como una médica, dice que se trata de un estilo, de un tipo de balas. En efecto es una novedad inquieta que la nueva coalición se niega a investigar lo que ha pasado en realidad. Hay seguridad fuerte, muy fuerte, que los francotiradores allí no son de Yanukóvych, sino de la nueva coalición.

Hemos encontrado algunos miembros del grupo que aquel día hacían fuego contra la muchedumbre, son georgianos, durante aquellos días del febrero del 2014 estaban con los manifestantes en la plaza de la Independencia, eran en el hotel “Ucrania",
La historia comienza en Tiflis y tiene muchos personajes entre bastidores. El primer de ellos es el ex presidente de Georgia Míjeil Saakashvili, el protagonista de la guerra rápida y sangrienta del 2008 contra Rusia y Vladímir Putin. Y el segundo es su consejero militar Mamuka Mamulashvili. Fue enviado a Kiev para apoyar las protestas en el Maidán, posteriormente será el jefe del grupo de los voluntarios georgianos “La legión Georgiana”, que luego tomará parte en las operaciones militares contra Donbass.

 
- El primer encuentro fue con Mamulashvili, en la sede del partido “Movimiento Nacional”, llegaron 25 personas. 
- ¿Lo ve? Este es mi certificado de identidad, el certificado del empleado del servicio de los ex-policías y militares. Este grupo fue organizado como una subdivisión militar del servicio de seguridad por Mijaíl Saakashvili. Debíamos ir a Ucrania. No tuvimos otra opción.

En otro país de Europa del Este nos hemos encontrado Alejandro, él nos pedía no llamar su estancia. Alejandro también es desde Georgia y tanto como dos participantes anteriores tuvo parte en los acontecimientos trágicos en la plaza de la Independencia. Antes militaba en el ejército georgiano y recibió la especialidad del francotirador. Precisamente por eso Mamuka Mamulashvili lo escogió.     

- Primero Mamuka me preguntó, si realmente soy francotirador, me dijo: “Tienes que ir a Kiev”. Hemos salido el 15 de enero, en el avión he recibido mi pasaporte y otro pasaporte, con mi foto, pero de otro nombre y apellido. Luego nos dieron mil de dólares del anticipo a cada uno, prometían darnos aún cinco mil después, pero no dieron”.
Debíamos hacer provocaciones, nuestro objetivo fue provocar a los combatientes del grupo especial de operaciones de policía "Bérkut" que ataquen la muchedumbre. Aproximadamente el 15 y 16 de febrero la situación se hizo cada vez más seria. Ahora no está bajo control. Se puede oír los primeros tiros.

La tensión crece, los nuevos personajes entran en juego.

- Cerca del 15 de febrero Mamulashvili ha llegado a nuestra tienda de campaña, con él fue un tipo en el uniforme, él nos lo ha presentado y ha dicho que este es nuestro instructor militar americano y se llama Brian Christopher Boyenger, es ex oficial y el francotirador de la 101 división aérea.

Después del Maidán él combatirá en el Donbass en “La legión Georgiana”.

- Siempre fuimos en el contacto con este Brian, fue un hombre de Mamulashvili. Precisamente este hombre nos daba las órdenes. Yo debía seguir todas sus instrucciones”.

Las primeras sospechas que se usa el arma de fuego son vinculados a Serguey Pashinsky, uno de los líderes del Maidán, que más tarde será más tarde ejerce las funciones del jefe de la administración del presidente
El 18 de febrero en el portaequipaje de un coche de los manifestantes encuentran el rifle óptico. En algunos segundos se acerca Pashinsky y ordena dejarlo e irse.
El 1 de abril los guerreros del “Pravy Séktor” (el sector derecho) salen de Kiev, llevando consigo los estuches extraños, en que se encuentran, según sus palabras, los instrumentos musicales.

- Aquellos días en el hotel "Ucrania" daban vueltas todos los líderes de la oposición. Pashinsky y tres personas con él, entre ellos también Parasiuk, han traído en el hotel las bolsas con el arma. Las han traído en mi habitación.

Vladímir Parasiuk, uno de los líderes de la protesta en la plaza de la Independencia, en algunos días conocido gracias al ultimátum con la amenaza de actuar con el arma en las manos contra el presidente Víctor Yanukóvych.

- Cuando llegó Mamulashvili, lo pregunté: “¿Qué pasa? ¿Para qué es esta arma? ¿Todo está bien?” “Koba, las cosas se complican, tenemos que disparar, no podemos ir a las elecciones presidenciales prematuras”.  
Yo fui allí en el hotel "Ucrania". El 18 de febrero alguien ha traído el arma en mi habitación. En la habitación también se encontraban dos lituanos, la han tomado. Mamulashvili llegó al hotel, nos explicó que sería necesario romper fuego. Nos dio otra parte por la mañana. Estuvo con Brian y otro tipo, no lo conozco. No recuerdo exactamente, si fue el 15 o 16 de febrero.

- Pashinsky nos ordena recoger nuestras cosas y nos lleva al edificio del conservatorio. He entrado en el edificio junto con todo mi grupo. 
Pashinsky llegó con otros hombres. Casi todos tenían las máscaras, las bolsas, para mí estuvo claro que allá hay arma. La sacaron y distribuyeron a los grupos diferentes.
Hablaba uno Pashinsky. Él daba las órdenes, nos explicó que existe el riesgo que los combatientes del grupo especial de operaciones "Bérkut" vengan al edificio. Él ha dicho que deberemos resistir por cualquier modo.
Nadie nos dijo que debemos matar a la gente, fue necesario disparar sólo para crear el caos y el desorden.
- ¡Boom!, después todavía ¡boom! – y una pausa. Todos hemos pasado a otra parte del hotel.
He oído el sonido de los tiros solitarios de la habitación vecina. Uno de los lituanos ha abierto la ventana. Ha disparado y habitación el otro ha cerrado la ventana. 
- Yo comprendía muy mal lo que pasa. Pashinsky gritaba que todos sean listos para recoger el arma y el equipo. Entonces nos hemos levantado y él nos ha dado las instrucciones. Debíamos disparar por los grupos por dos o por tres. Todos hemos comenzado a disparar por dos o tres tiros por la vez. Pashinsky corría por aquí y por allí, cerca de él fue un muchacho joven, Parasiuk.
No teníamos otra opción. Había ordenado dispararnos y al "Bérkut", es decir a la policía, y a los manifestantes, sin diferencia. Todo esto me horrorizó

Mientras que del hotel "Ucrania" disparaban a la muchedumbre y a los manifestantes en la plaza de la Independencia, ellos buscan el refugio en el hotel. Así las víctimas se encuentran cerca de sus los asesinos.

- Adentro fue tal desorden, las personas corrían por aquí y por allí, sin comprender nada. Eso fue un saco de las personas.

En el hall del hotel hay muchísimos cadáveres, sangre y heridos, la cámara filma a los hombres armados que se alejan después de que disparaban a la muchedumbre.

- Esto fue terrible, cuando hemos salido del hotel "Ucrania" a la calle, habían incendios, habían heridos policías, escenas horrorosas.

- Hemos dejado el arma, nos han ordenado dejar todo allí e irse, abandonar el edificio lo más rápidamente posible. Allí habían gritos, muertos, alrededor muchos heridos. Mi único pensamiento era desaparecer, antes de que me conozcan. En caso contrario me destrozarían. En aquel momento no pensaba nada, no fui preparado. Pero después comprendí que simplemente nos han usado.
La decisión para contar de lo pasado no llegó en seguida. Maduraba despacio, con el tiempo, a decir verdad, no hay ninguna razón para perseguirme. No hay nada de tal de que se puede acusarme según las leyes de mi país. Y como el soldado tampoco temo de morir.

- Es tu objetivo, como ya decía, mostrar los hechos verdaderos, no como fake news que nos contaban que la revolución del Maidán sin arma y por medio de la red social retiró al mal presidente pro-ruso. 
- Por desgracia, fake news, como tú dices, fue una verdad oficial, o una versión oficial, que daban de comer durante casi cuatro años, y esto nos costó muy caro, esto para nosotros, italianos, costó muy caro.
La prohibición, el peligro de la guerra, pero, a propósito de estos francotiradores que tú veías y que hablan que no temen por su vida…, De verdad, son soldados, no comprenden ingenuamente que los han utilizado para la revuelta, que no es en absoluto de ellos...
- Así, en realidad tenían intención de desplegar la revolución semejante como la así llamada "la revolución de las rosas” en Georgia en que participaban bajo la dirección de Saakashvili, aquella acabó tranquilamente, y también aquí tenían intención hasta el 18 o el 19 de febrero sin arma hacer la revuelta en la plaza. Por lo visto, aquellos días, cuando sus intermediarios europeos hablaban sobre la opción del pueblo, sus líderes deciden que...
- ... Matar a su pueblo para rebelarse...
- ... Lo que nos cuentan en este documental es increíble, realmente es veraz.
¡Gracias!



Расследование «Матрикс» о войне на Украине


Война на Украине. Шокирующая правда о снайперах



20 февраля четыре года назад, в 2014-м году, на площади Независимости в Киеве, Украина, 80 манифестантов были убиты таинственными снайперами. Через два дня Янукович, который был президентом Украины и который был связан с Путиным и Россией, вынужден был бежать, сменяется украинский режим, и мятежники захватывают дворец и власть.


Произошедшее в то время создало риск возникновения европейской войной из-за вмешательства России в украинские дела, и прежде всего, мы, европейцы, и наши предприниматели, это знаем и каждый день платим цену за эмбарго по отношению к России.


Итак, сегодня благодаря Джану Микалессину мы показываем вам невероятный документальный фильм, это дело международного значения, потому что Джан Микалессин установил трех человек, трёх снайперов, трёх тех, кто несёт ответственность за тех убитых, которых мы покажем в документальном фильме, что были в контакте с американскими офицерами и военными.


- Джан Микалессин, военный корреспондент, где вы их нашли? Добрый вечер!


- Я, спустя год расследований, встретил двух в столице Македонии, на третьего наткнулся в другой восточноевропейской стране, которую он попросил меня не называть,


- Кто были эти мятежники?


- Это были грузины, которые были посланы тогдашним грузинским президентом Саакашвили, чтобы выступить на стороне украинской оппозиции…


Read more...Collapse )
Оригинал взят у m_kalashnikov в Каталония: вот и сбывается еще одно предвидение Максима Калашникова

Из книги Максима Калашникова «XXI кровавый век», 2011 год (переиздавалась и под другим заглавием).
https://profilib.com/chtenie/15556/maksim-kalashnikov-krakh-putinskoy-rossii-tma-v-kontse-tunnelya-25.php
«…Новый фашизм и авторитаризм получит мощное ускорение с еще одной стороны: европейского сепаратизма новой эры.
В принципе все очень просто. Чтобы избежать экономического краха, странам Запада необходимо резко снизить жизненный уровень своих граждан. То есть заморозить зарплаты и пособия, урезать социальные выплаты, увеличив при этом налоги и подняв пенсионный возраст. Просто иного выхода ни у ЕС, ни у США нет. Если не делать этого, то государства не смогут даже платить процентов по огромному государственному долгу – не то чтобы его возвращать. (Это уже невозможно.) Не поднимешь пенсионного возраста – наткнешься на близкую перспективу краха пенсионных систем как таковых. А не снизишь жизненный уровень западных жителей – продукция промышленности ЕС и США будет неконкурентоспособной в соревновании с товарами и услугами из Китая, Тайваня, Индии (и далее по списку)…»

«….Им придется обнищать и превратиться в тех, кто вынужден искать любую работу. В общем, попробовать на себе все то, что обеспечили нам Ельцин, Гайдар, Чубайс (и далее по списку). Но вот согласятся ли западники все это терпеть - или взбунтуются?
Если же массы начнут бунтовать, то ухудшат экономическую ситуацию. А от этого усилятся бунты. Возникнет та самая страшная причинно-следственная петля. Социальные взрывы как часть экономического кризиса, переводящие его на грань революции и гражданской войны. И знаете, обстановка напоминает лично мне не только начало 90-х на наших просторах, но и начало 1930-х гг. в мире.
Причем в Европе одним из выходов для масс кажется сепаратизм (массы всегда тупы и ищут нарочито простые решения). Мол, на нас в Европе все равно никто не нападет. Мы все равно останемся в Евросоюзе. Но если мы отделимся от Мадрида (Парижа, Лондона, Брюсселя и т. д.), то нам не придется платить в Центр налоги. Мы оставим их себе - и сможем на локальном уровне решить проблемы с финансированием.
Впереди процесса оказалась сегодня Каталония (обогнав фламандских сепаратистов в Бельгии). Каталония потребовала де-факто своей независимости, в Барселоне в июле 2010 г. прошла миллионная манифестация сторонников сепаратизма. По проекту новой конституции (поддерживаемой манифестантами) каталонцы объявляются нацией, отдельной от испанской. Их язык становится в Каталонии даже не равноправным с испанским, а "предпочтительным". Конституционный суд Испании, признав все это незаконным, вызвал массовые выступления в Барселоне. Дальше проблема каталонской самостийности, боюсь, будет лишь нарастать по мере ужесточения кризиса в Европе и мире.
Но что будет, если Каталония (а это - 25 % ВВП страны) выйдет из состава Испании? Испания, лишенная такой налоговой базы, моментально станет банкротом (у нее и так страшная задолженность, 20 %-ная безработица и плохо скрываемые попытки получить помощь от МВФ). Без Каталонии страна не сможет выплатить даже проценты по своим долгам! А это значит, что Евросоюз начнет биться в финансовых конвульсиях. Тут от долгов маленькой Греции ЕС юзом пошел - чего уж говорить об угрозе дефолта Испании? Такой взрыв сдетонирует долги остальных "европостран". И покатится дальше такой ком, что не приведи господь.
Отделение Каталонии спровоцирует отделение Фландрии от Бельгии, а Падании - от Италии. С соответствующим приведением к угрозе дефолта обеих стран. Если же вослед за Каталонией последует и Страна Басков, то дефолт Испании просто предрешен. Евросоюзу не хватит никаких фондов, чтобы предотвратить свою катастрофу.
Но еще страшнее будет, если попытка Каталонии отделиться вызовет вооруженные столкновения и гражданскую войну в Испании. Думаете, нереально? Очень ошибаетесь.
Безоблачное небо и тень гражданской войны
Когда Барселона сотрясалась митингом сепаратистов, автор этих строк читал замечательную книгу Николая Платошкина "Гражданская война в Испании. 1936–1939".
Каталонский сепаратизм стал больной проблемой Испании в ХХ веке. Он вылез наружу после потрясений 1918–1921 гг. Примечательно, что в 1923 г. генерал-губернатор Каталонии Мигель Примо де Ривера при поддержке каталонской буржуазии поднял мятеж - и захватил власть в Испании. Кстати, он правил до 1929 г., подражая Муссолини: диктатор при живом короле страны. Создал свой аналог "Единой России": партию начальства "Патриотический союз". И даже добился экономического подъема Испании. Но генералу де Ривере (андалузцу, а не каталонцу) пришлось жестоко подавлять партию "Каталонское государство", основанную в 1922 г. полковником Масиа. В ноябре 1924 г. Масиа пытался даже вторгнуться в Каталонию с вооруженным отрядом (из Франции), но попытку пресекли. В 1929-м был в зародыше подавлен еще один каталонский сепаратистский мятеж.
В 1934 г. каталонское правительство, объявив о принудительном выкупе земель у помещиков, подняло восстание и объявило о превращении Каталонии в государство в составе "Федеральной испанской республики". Но 7–9 октября испанские войска подавили попытку.
Ну, а потом Каталония отличилась во время войны 1936–1939 гг. между Республикой (признавшей автономию Каталонии) и национал-консерватором Франко. Каталонцы со своим правительством вовсю самостийничали - да так, что Франко их за свою победу крепко благодарить был должен. Каталонцы породили самых безбашенных анархистов с огромным влиянием на Каталонию. Какие они выкидывали фокусы, как озлобили крестьян своими опытами по "либертарному коммунизму" (причем их вожаки откровенно обогащались), как они на самом деле вызывали бардак в тылу республиканцев (на фоне порядка в тылу Франко) - можно прочесть в отличной книге Н.Платошкина.
Франко на 37 лет задавил все попытки Каталонии отделиться. И вот теперь, в пору кризиса "победившего неолиберализма", все возвращается. Память каталонских "рокошей" еще очень жива…
Нам скажут: "Да это же было аж в 1930-е!"
Никогда не говорите "никогда". Опыт истории (и нашей в том числе) показывает, что в пору жестоких экономических и системных кризисов наружу выходят даже самые древние конфликты. А тут они вовсе и не древние. Еще не все участники гражданской войны в Испании умерли.
Вам кажется дикой мысль о гражданской войне в Испании начала нашего века? Но я напомню, что еще в 1980-е гг. существовала прекрасная европейская страна - Югославия. С "рыночным социализмом", с уровнем жизни вполне себе европейским, культурная и развитая. Со свободным выездом граждан за рубеж. С промышленностью, поставлявшей отличные товары (мое поколение помнит их). Мы не делили жителей СФРЮ на сербов, хорватов, словенцев и т. д. В Одессе их называли "югами". Мы любовались открытием зимней Олимпиады в Сараево в феврале 1984 г., где симпатичные девчонки отплясывали в ярких, стеганых куртках-алясках и в теплых сапогах-"дутышах". Мы смотрели замечательное югославское кино. В Югославии были стриптиз-бары, рок-группы, полные магазины. Оттуда моряки везли кассеты с порнофильмами. Это был кусок Запада в южноевропейском варианте.
В тот момент никто из нас и подумать не мог о том, что спустя всего лишь семь лет Югославия окажется разодранной сепаратистами. Что мы увидим бомбежки городов, дикую резню, исламские жестокости. Что хорваты будут резать сербов, как при Анте Павеличе во Вторую мировую. Что людей в той войне будут варить и жечь заживо, насиловать скопом, подвешивать на перекладины за руки, иссекая им пятки - так, чтобы вся кровь из них вытекала. Что людей станут сгонять в концлагеря по этническому признаку, что сербским девочкам будут прибивать к пяткам подковы, что покатится волна самых диких этнических чисток…
Я напомню обо всем этом тем, кто сегодня, взирая на цивилизованную Европу, шепчет: "Здесь такое невозможно…"
Возможно. Еще как возможно. Особенно в горячей кровью Испании.
Сепаратизм, подхлестываемый глубоким системным кризисом Запада, сегодня усиливается. Все чаще люди на местах думают: "А не станет ли нам лучше, если мы отделимся от своих стран, создадим свои независимые государства и не станем платить налоги мадридам-парижам-римам-брюсселям?"
А если такой сепаратизм усилится - то усугубит кризис. Что, в свой черед, подхлестнет сепаратистские страсти, местничество и национальную рознь. И если в той же Испании начнется раскол страны, то цепная реакция его пойдет дальше. Уж в Бельгию с Италией - точно. И в Шотландию - почти наверняка.
Не увидим ли мы "супер-Югославию" в Европе? Не станем ли свидетелями ужасов сепаратизма, причем на фоне ожесточенных классовых столкновений? На фоне политического терроризма, уличных боев, пожаров?
И не увидим ли после этого восставшие тени Муссолини, Франко и Гитлера?
Никогда не говори "никогда". Все возвращается. Чувствуешь некое дежавю: опять все начинается с Испании. А экономические трудности сильнее всего бушуют как раз в странах бывшего "фашистского пояса" - в Италии, Португалии, Испании, Греции. И в Германии экономика - в отчаянном положении. Смекаете, чем это пахнет?
Сепаратизм неминуемо вызовет к жизни жесткие политические режимы, что поведут борьбу за сохранение единства стран. С очень немилосердным подавлением сепаратистов. В ответ сепаратисты выдвинут своих авторитарных вождей. Кровь - за кровь, штурмовики-сепаратисты - против штурмовиков-"империалистов". Зигхайлюшки! Главное, опыт таких режимов не успел сильно устареть.
И это еще хорошо, если верх возьмут приверженцы сохранения единства своих стран…»

Максим Калашников из 2018-го: добро пожаловать в глобальный смутокризис!




На литовском портале «Эксперты.ев» (Ekspertai.eu) 26-го сентября размещена статья о речи военного министра Литвы о набившем оскомину «Западе 2017»:
http://www.ekspertai.eu/zapad-irodekad-rusijos-gresme-yra-isaugusitodel-reikia-stiprinti-atgrasyma-ir-gynybos-priemones/

Не буду пересказывать статью, она нейтральная, просто пересказ, один только девиз издания говорит о многом – «Не будем путать патриотизм с патриотизированием».
Но вот комментарии!

Привожу скрины с переводом –



Да, вы уже поняли, что порядок идет снизу вверх… Итак, разбор полета (в том числе и полета пилота под ником «Е»), проведем своего рода – как это называют криминалисты – автороведческую экспертизу, для создания психологического портрета этого на букву Е.
То, что предложение начинается не с прописной буквы – ну, это уже «уровень». Не шибко грамотнóй, скажем так…
Россия и русские – двойные С пишутся маюскулами, прописными то есть. Ага, это чтобы приравнять русских и Россию к известным подразделениям гитлеровской Германии. Ничего удивительного, начиная с майдауновской «епопеи», все антиватники так пишут, видимо, брошюрка у них всех, что называется, единообразная.
«Месква» - о, да это уже для оценки психиатров, это с мозгом и его возможностями связано…
А дальше экспертное исследование без ржаки проводить невозможно. Ага, новое слово в истории – французам не понравилось, по логике аффтара, отсутствие в Москве каких-то там толерантных штучек, это было дико и ужасно для их толерантных нравов, а потому они с негодованием и разочарованием двинулись назад, так им стало прааативна, панимааиш…
Теперь рассмотрим – извиняюсь за мой французский, «сраку». Ну вот кто про что, а шелудивый про баню! Уважаемый читатель, часто ли ты, в жизни вообще и в комментах в частности, произносишь и пишешь сей эвфемизм? Да уверен, что, если ты, конечно, адекватный, без пули и тараканов в голове, даже не вспоминаешь это слово даже когда через него, как выразился Станислав Лемм, «исход находит метаболический процесс». Тут сексопатолог нам много интересного мог бы поведать…
Но стоит вернуться к отступлению французов. Этому агенту Е даже невдомек, что после отступления французов, а по сути бегства, в русском языке остались такие слова: шваль, шаромыжник (производное – «на шару»), шантрапа. В белорусском – «пранцеватый» синоним придурошный, чокнутый.
Шваль – от французского «шевалье», так дворяне обращались друг к другу.
Шаромыжник – от «шер ами», дорогой друг.
Шантрапа – от «жё нё шантра па» - я не буду петь (помните, «жё нё манж па си жур»?).
Представим картину. Обоссанные, обосранные французские солдаты, а с ними представители всей Европы, что пошли на Россию с Наполеоном… Стоп, почему обоссанные и обосранные? Да потому что они делали прямо в штаны, ибо сойти с дороги и справить нужду в лесу было смерти подобно, там их ждали не знавшие изящного французского языка, ужасные, дикие и нетолерантные мужики. Эти же мужики и бабы в деревнях видели приходивших клянчить жратвы «пранцеватых». Явно были такие сценки:

- Мань, снова шваль пришла!
- А, хто?
- Да шаромыжники энтие! Клянчат снова. Песни свои затянули…
- А х… им на рыло! Гони в шею!
Бьют.
- Месье, жё нё шантра па, ние ната мьенья бить…

Ну, как-то так…



Читаем комменты пилота Е дальше. Ну, мат в Сети дело уже привычное. Но, фи, от интеллигентного литовца такое услышать… Обратите внимание – Ай-Пи слева приводится, каждого комментирующего. Этот Е – из Пасадены, то есть богатенький, либо просто там на гибридно-воинской службе. Либо пользуется шифрующей его местонахождение программой. Не важно. Важна зоологическая ненависть, она искренняя, вероятность услышать от литовца, трясущегося от желания убивать русских, крайне редкая. Я сам сталкивался только с четырьмя такими страждущими. Правда, одного из них давно уже нет в живых, умер от рака кожи. Это так, к слову вспомнилось. Всё же намного больше, неизмеримо больше таких, как ответивший агенту Е номер 21-ый.

Кто-то сказал, что твой уровень определяется уровнем врага. Ну почему у русских такие убогие, такие жалкие – как французы на старой Смоленской дороге, такие безграмотные враги? Не видно достойных, у которых можно было бы поучиться хоть чему-то…  

Ярас Валюкенас – Кто и зачем сеет ненависть в Литве?


Статья на литовском тут

Дать точное определение происходящим событиям в Литве не сможет, наверное, никто. Одни строят заборы, роют окопы, закупают старый военный хлам и захлебываются в ненависти к России, другие пытаются просто выжить, сводят счеты с жизнью, спиваются, бегут за границу и ненавидят первых. Подобное в той или иной степени происходит не только в Литве. Американские выборы, после которых страна погрузилась в пучину ненависти, скандалов и взаимных обвинений, войны, которые калечат жизнь миллионов людей сеют ненависть между народами, терроризм, русофобия, исламофобия, государственные перевороты, все эти проявления генерируют ненависть на глобальном уровне. Понять и не стать жертвой происходящих процессов основная задача любого человека.

Вся стятья тут: http://sauksmas.lt/lietuva.html
Такая статью на литовской ветке портала «Дельфи»,
«Катастрофа русского военного самолета в Черном море: музыканты летели концертировать в Алеппо»
http://www.delfi.lt/news/daily/world/rusu-karinio-lektuvo-katastrofa-juodojoje-juroje-muzikantai-skrido-koncertuoti-i-alepa.d?id=73268132

Статья, что нехарактерно для «дельфятника», нейтральная, просто информация. Но вот комментарии читателей… Часто возникает впечатление, что вся «журналистская» работа портала сводится именно к сбору таких комментариев. Их число за полдня превысило 2 тысячи.
Привожу только некоторые скриншоты с переводами. Вы осуждаете пишущих? Возмущены? Но ведь их так «воспитали» по всем литовским СМИ, где имеется только одна «точка зрения». Правда, есть некоторая доля литовцев, что отслеживают и другую точку зрения, интересуются другими источниками. Но они сразу же попадают в разряд «ваты», «колорадов», «путинцев» и «киселевцев».
При переводе сохранены стиль и ошибки писавших (ударение намеренно не акцентирую).








Profile

olegbogd
Олег Богдашич

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow